Ростовская областная
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Кондауров Василий Михайлович

25.09.2017

Кондауров Василий Михайлович родился 3 октября 1924 года в селе Сластеновка Воронежской области, в крестьянской семье. В 30-е годы семья переехала на Кубань, в хутор Зеленая Роща Краснодарского края.
В 1941 году закончил среднюю школу, после чего работал в колхозе.

В феврале 1943 года Василий Михайлович призван в ряды Советской Армии. Первое боевое крещение получил в боях за освобождение города Азова 7 февраля 1943 года. Освобождал город Ростов-на-Дону 14 февраля 1943 года. На фронте был пулеметчиком, разведчиком, стрелком.

В боях за легендарную высоту Саур-Могила был контужен. После госпиталя прибыл в 96-ю гвардейскую Иловайскую дивизию, которая стояла в обороне на левом берегу реки Днепр. В феврале 1944 года за форсирование реки Днепр, где служил автоматчиком, был награжден медалью «За отвагу».

В марте 1944 года за взятие сильно укрепленного оборонительного пункта хутора Водопой на подступах к городу Николаев был награжден орденом Славы III степени.

В июле 1944 года за прорыв обороны возле города Жлобин Василий Михайлович награжден орденом Славы II степени.

Это была знаменитая операция «Багратион». В этом бою он был тяжело ранен (перебило левое бедро, пересекло осколками левую и правую голени, левое плечо, один осколок угодил в голову).

После 6 месяцев госпиталя попал в другую часть.

В январе 1945 года за форсирование реки Висла, севернее города Варшава и прорыв обороны разведчик Василий Конда- уров был награжден орденом Славы I степени.

Дальше — бои за Альдам, Кольберг, Штеттин. Войска подошли к Зееловским высотам. Затем Берлин, где Василий Михайлович расписался на’ стенах Рейхстага.

В апреле 1945 года ворвались в Брандербург, где произошла встреча с союзниками на реке Эльба. На фронте был награжден медалью «За отвагу», орденами Славы III, II и I степени, орденом Отечественной войны I степени, медалью «За взятие Берлина», медалью «За освобождение Варшавы».

После окончания войны 2 года учился в танковом училище города Сызрань Куйбышевской области. В 1947 году после демобилизации вернулся в родной колхоз, работал учетчиком полеводческой бригады, затем бригадиром.

В 1947 году Василий Михайлович поступил в Ростовский медицинский институт. Затем учился 3 года в ординатуре на кафедре общей хирургии у профессора Ивахненко.

В 1950 году в хуторе Зеленая Роща Василий Михайлович знакомится с молодой учительницей Галиной Ивановной (Галина Ивановна с 1946 года работала учителем начальных классов, а с расширением школы преподавала уроки истории, географии, русского языка, литературы. После заочного окончания педагогического института была назначена директором Зеленорощинской школы № 44.) В 1953 году состоялась свадьба Василия Михайловича и Галины Ивановны. В 1956 году после окончания ординатуры, по распределению, семья Кондауровых уехала в город Азов.

Василий Михайлович принят на должность заведующего хирургического отделения Азовской городской больницы (в трудовой книжке одна запись).

В то время отделение было рассчитано на 35 коек. С введением нового корпуса хирургическое отделение стало функционировать на 90 коек. Так как отделение стало большим, были организованы онкологическое, травматологическое, неврологическое, отоларингологическое отделения, реанимационное, отделение переливание крови и другие службы.

За время работы Василием Михайловичем сделано более 20 тысяч операций.

Василий Михайлович постоянно повышал свою квалификацию, был на курсах усовершенствования в разных городах страны.

Василий Михайлович являлся почетным членом областного научного общества хирургов. Был делегатом всех съездов хирургов Северного Кавказа, делегатом Всесоюзного и Всероссийских съездов (Москва, Ленинград, Киев, Минск, Саратов, Горький, Пермь, Свердловск, Махачкала, Воронеж).

Труд Василия Михайловича отмечен высокими наградами: орден Трудового Красного Знамени; отличник здравоохранения СССР, отличник здравоохранения Дона, Заслуженный врач РСФСР; хирург высшей категории.

В 1970 году Василий Михайлович был в Москве на встрече кавалеров орденов Славы. Из 300 кавалеров, прибывших на встречу, он был единственный врач-хирург. После этой встречи на экраны страны вышел документальный фильм о Василии Михайловиче «Фронтовики, наденьте ордена». Этот фильм показали во всех воинских частях Советского Союза и за рубежом (Польша, Венгрия, Германия).

В 1977 году за заслуги в области здравоохранения Президиум Верховного Совета РСФСР присвоил Василию Михайловичу звание — Заслуженный врач РСФСР.

В 1980 году за подвиги в Великой Отечественной войне и за трудовые достижения, в честь 35-летия Победы на доме, где жил Василий Михайлович, была установлена Доска боевой славы «Здесь живет кавалер орденов Славы трех степеней ».

В 1985 году Василий Михайлович участвовал в Параде Победы на Красной площади в Москве, посвященном 40-летию окончания Великой Отечественной войны. Был приглашен в Кремль на встречу с М.С. Горбачевым.

В 1995 году Василию Михайловичу присвоено звание «Почетный гражданин города Азова».

В апреле 1996 года Василий Михайлович ушел из жизни.

Одна из улиц в городе Азове названа именем Василия Михайловича Кондаурова.

На доме, где жил Василий Михайлович, установлена мемориальная доска: «В этом доме с 1956 г. по 1996 г. жил кавалер орденов Славы трех степеней, Заслуженный врач РСФСР, Почетный гражданин г.Азова Кондауров Василий Михайлович». Так же мемориальные доски установлены на здании больницы и в хирургическом отделении, где работал Василий Михайлович.

Страницы большой жизни

Василий Михайлович Кондауров вышел из операционной, на ходу снимая перчатки. Мы познакомились. Тяжело опустившись на диван, он положил на стол большие, чуть вздрагивающие руки. Закрыв глаза, посидел с минуту, потом не спеша закурил.

Повернулся ко мне:

— Извините. Немножко отдохну…
Василий Михайлович невысок, коренаст. На бледном лице с правильными чертами лежала печать усталости и пережитого напряжения: операция длилась больше двух часов. Положив в пепельницу окурок, он поднялся:
— Извините, пойду взгляну на больного, а потом потолкуем.

Кондауров поспешно ушел, и стало понятно, что его теперь ничто не занимало, кроме состояния человека, которому он только что сделал операцию. Подумалось: может быть, и сегодня не состоится наша беседа. Дней десять назад мы договорились о встрече, но когда я приехал в Азов, Василия Михайловича вызвали по неотложному случаю в село Кугей. Во второй мой приезд он оказался на выезде в Елизаветовке. И сегодня, приехав в Азов, прежде чем идти в больницу, я завернул в военкомат. Давний мой знакомый подполковник Нестеров, узнав о цели приезда, улыбнулся:

— Все никак не встретитесь? Давайте-ка созвонимся. — Прикрыв микрофон ладонью, он подмигнул: — Кажется, поймали!
Сказал и тут же осекся:
— Мне бы Василия Михайловича. Где же?..
Нестеров повернул трубку в мою сторону, и стал отчетливо слышен женский голос:
— Недавно вернулся из Маргаритовки. Там лошадь человека чуть не убила—голову ему проломила, вот и выезжал на операцию… Вы позвоните позже. Василий Михайлович дома не засидится. Он у нас, как на военной службе, всегда на посту…

Когда Нестеров снова позвонил, оказалось, что Василий Михайлович уже делает операцию, которая должна скоро закончиться.

И я поспешил в больницу. В ожидании листал страницы блокнота с выписками из наградных реляций и личного дела.

Вот уже почти двадцать лет полный кавалер орденов Славы Василий Михайлович Кондауров работает главным хирургом города Азова и района. За эти годы избавил от недугов, вернул к жизни не одну тысячу человек, отдавая каждому частичку своего щедрого сердца. И год от года становится опытнее, мудрее, снискав авторитет среди коллег, доверие и уважение многочисленных пациентов. Его активная врачебная деятельность отмечена орденом Трудового Красного Знамени, Азов стал Василию Михайловичу роднее села, в котором родился. Здесь он дважды получил крещения: в первом бою и в первой самостоятельной операции…

Между тем дверь, скрипнув, пропустила Василия Михайловича. Он вернулся повеселевшим и, присев на стул, достал папиросу:

— Все в порядке. Будет жить. А случай довольно редкий: ножевое ранение сердца.

Начав рассказывать о только что состоявшейся операции, Василий Михайлович часто употреблял медицинские термины.

Внимательно слушая, я разглядывал его. Открытое, широкое лицо. Шапка русых волос. Тронутые сединой виски. Возле голубых глаз—паутина морщинок. Что это? Отметины грозной фронтовой поры или нелегкой тревожной профессии? Когда же Кондауров решил стать хирургом? Может быть, в тот день, когда в феврале 1943 года он, солдат 178-го стрелкового полка, принимая боевое крещение, участвовал в первом своем бою за освобождение Азова и увидел, как безжалостно кромсает война людей?

Или когда в составе войск, сокрушавших хваленый гитлеровцами Миус-фронт, штурмовал Таганрог, был контужен и почти три месяца находился в госпитале? Или когда тяжело раненный под Жлобином снова очутился на госпитальной койке и пролежал на ней чуть ли не полгода?..

В ординаторскую пришла медсестра:

— Василий Михайлович, больного привезли. Будете смотреть?
Кондауров, снявший уже халат, стал натягивать его снова, но тут же сдернул, положил на стол и улыбнулся:
— Привычка. Условный, так сказать, рефлекс.
И к сестре:
— Какой диагноз у поступившего?
— Аппендикс…
— С аппендицитом любой хирург справится,—пояснил он мне. — У нас теперь опытные врачи, и мне жить стало спокойнее…

Реже будят по ночам. А раньше ни днем, ни ночью не было покоя, как на фронте!.. Я ведь там пробыл с февраля сорок третьего и до самого конца войны. Отступать не пришлось. Все время продвигались на запад. Можно сказать, изучил всю солдатскую азбуку войны от «А» до «Э».

Усмехнувшись, Василий Михайлович спросил:

— Непонятно?.. Это значит—от Азова до Эльбы, через Берлин.
— Тогда, наверное, на каждую букву азбуки есть памятные эпизоды?
— Да как вам сказать…

Я упомянул о бое под хутором Водопоем, и Василий Михайлович даже подался ко мне:
— А вы что, были там?
— Не приходилось.
— Откуда же узнали? — спросил и сам ответил: — Да, вы же говорили, что в военкомате читали личное дело.

Знакомое название маленького хутора, который можно разыскать только на самых крупномасштабных картах, словно бы всколыхнуло Василия Михайловича. Правда, рассказывал он не очень подробно. Приходилось выспрашивать детали, сопоставлять их с выписками из реляции, и тогда постепенно вырисовывалась картина того жаркого боя, за мужество, стойкость и отвагу а котором он, Кондауров, получил вторую боевую награду — орден Славы III степени. Первой была медаль «За отвагу».

Тот памятный бой разыгрался под городом Николаевом в марте, когда вешние воды наливали все низины. Вражеская оборона состояла из цепи опорных пунктов, прикрывавших друг друга перекрестным огнем. Нашим войскам поступил приказ: начать наступление на Николаев. Командир решил провести разведку боем, чтобы уточнить огневую систему гитлеровцев. В передовой группе оказался и рядовой Кондауров.

Предстояло ночью просочиться в промежутки между двумя опорными пунктами неприятельской обороны, овладеть хутором Водопоем и удержать его до подхода основных сил.

Группа продвигалась вперед, строго соблюдая меры предосторожности. Вспыхнет ракета—воины ничком падали на мокрую землю, потухнет ракета—снова ползли, делали броски через опасные зоны. Солдаты вымокли с головы до ног.
Но они словно не замечали ни сырости, ни знобящего пронизывающего ветра, ни посвиста пуль: гитлеровцы наугад стреляли из пулеметов.

Уже возле самого хутора разведчик, шедший в головном дозоре, едва не столкнулся с немцем. Тот оторопело крикнул: «Хальт!», дал очередь и тут же был прикончен ножом.

Разведчики поспешили к строению, показавшемуся впереди. Как потом они увидели, это был сарай — все, что осталось от хутора. Заняв круговую оборону, воины заметили неподалеку от себя всполохи выстрелов: вела огонь минометная батарея.

Часть группы (в ее составе находился и Кондауров) с тыла подобралась к вражеским позициям, забросала их гранатами.

Минометчики стали разбегаться. Тех, кто уцелел от осколков гранат, настигли автоматные очереди.

Поняв, что на территорию хутора прорвалась небольшая группа, немцы, наверное, решили пленить разведчиков, они охрипшими голосами надрывно орали;

— Русс, капут!.. Русс, плен!

Разведчики отвечали на это короткими автоматными очередями. Свирепея, гитлеровцы усиливали обстрел сарая и подступы к нему. То в одном, то в другом месте с грохотом обрушивалась крыша. Зияли пробоины в стенах. Группа очутилась в огневом мешке.

На помощь горстке храбрецов пришли наши артиллеристы.

Тех фашистов, кому удавалось прорваться сквозь завесу заградительного огня, разведчики подпускали ближе и расстреливали в упор. Так повторялось несколько раз. Перед сумерками немцы подожгли сарай зажигательным снарядом.

Мокрая солома чадила удушливым дымом. К тому времени в живых осталось лишь семь человек, из них трое были тяжело ранены.

— Трудная сложилась обстановка, — вспоминает Василий Михайлович.—Помню, еще шутили: или пан, или пропал.

Никто уже не помышлял, что удастся выбраться из огненного мешка. Приготовились драться до последнего патрона.

И вдруг слышим совсем недалеко: «Ура!» Вскоре в сарай вбегают наши солдаты, а с ними и командир полка: «Вы, говорит, настоящие герои! Ну и наложили фашистов вокруг себя!..»

Василий Михайлович умолкает. Я гляжу в его повлажневшие глаза. Сколько же раз они смотрели смерти в лицо?

Под Жлобином гвардии рядовой Кондауров первым поднялся на штурм вражеских позиций. Это мне известно из представления к награде.

Первым поднялся! Об этом легко сказать, а какие душевные силы нужно иметь, чтобы сделать первый шаг навстречу шквальному огню противника, пойти навстречу смертельной опасности, не обращая внимания на то, как слева и справа дыбится, дымится от взрывов земля, как пролетают над головой осколки, посвистывают пули?

В том бою Василий-Кондауров все время шел впереди, примером своим вселяя в сердца однополчан отвагу, уверенность в победе. Уже в глубине неприятельской обороны роту прижал к земле фашистский пулеметчик. И тогда вспомнил Василий Михайлович про великий подвиг Матросова, подобрался к дзоту и меткими бросками гранат потушил огневую точку. Опять рванулась цепь вперед, покатилась по полям и перелескам.

Самое трудное осталось уже позади, когда неожиданно прилетел шальной снаряд. Осколки посекли Кондаурову бедро и голень, один из них угодил в голову. И снова — госпитальная койка.

За подвиг в сражении под Жлобином командир вручил Василию Михайловичу орден Славы II степени.

Медики выходили его и на этот раз. Через полгода, в январе 1945 года, прибыл Василий Михайлович на фронт, под Варшаву. Далеко ушли фронтовые друзья-товарищи, пока он лечился.

Спустя несколько дней полк получил приказ: «Вперед, на запад!» Гвардии рядовой Кондауров, закремневший в пекле боев, снова первым, по тонкому льду, под огнем врага, перешел великую польскую реку. На западном берегу закрепилось человек тридцать. До ночи удерживали плацдарм. Под покровом темноты переправился весь полк и наступал в направлении на Берлин.

— Эпизодов разных, конечно, было много. На войне за день порою испытывал и переживал больше, чем за годы мирной жизни. — Василий Михайлович сделал паузу и, сощурившись, покачал головой: — Нет, и теперь бывает нелегко. Сложная операция—это тоже бой… Бой за жизнь человека. И сейчас бывают поражения и раны. Раны душевные. Они, пожалуй, больнее физических…

После одной такой раны долго лечился.

Мне понятно, о чем говорил Кондауров. После проведенной им нелегкой операции у него случился инфаркт. Первые дни он лежал рядом с операционной. С трудом его выходили.

…В открывшейся двери показалась голова в белом чепце:

— Василий Михайлович, вас просили позвонить в горком партии.
— Хорошо, — ответил Кондауров и сказал: — Выступать на семинаре надо.
Поймав вопросительный взгляд, он пояснил:
— Как пришел в больницу, с той поры — секретарь партийной организации. Раньше вроде не замечал объема этой партийной работы, а теперь трудновато. 60 коммунистов, ими надо руководить, да еще учеба, беседы…

Роясь в столе, Василий Михайлович выкладывал бумаги.

Среди них оказался конверт, другой. Спрашиваю: писем много получаете?

— Много. Особенно после того, как вышел на экраны фильм «Фронтовики, наденьте ордена». Видели?.. Снимали его после встречи полных кавалеров орденов Славы в Москве в семидесятом году. Из медиков я один на всю страну оказался. Вот и попал в тот фильм. Письма приходили пачками. Сам не успевал на все отвечать. Лариса, дочка, и жена помогали.
Те письма дома. А что в этих пишут?..

Кондауров протянул мне лист из ученической тетради.

Нетвердой, видно, еще неокрепшей после болезни рукой написаны слова, идущие от сердца:

«Многоуважаемый Василий Михайлович! Примите мою и всей моей семьи великую Вам благодарность за то, что сделали невероятное—вернули мне жизнь на радость семье и детям. Я сегодня встану рано-рано, до восхода солнца, подниму руки, поймаю первый луч солнца и подарю его Вам и Вашим коллегам — всем тем, кто живет для людей…»

В другом письме были тоже сердечные слова благодарности. Я спросил:
— Те письма, что дома, тоже такие?
— Нет, там самые разные. И от однополчан, и вовсе незнакомых людей. Идемте ко мне?.. С семьей познакомитесь и письма почитаете.

Вызвав дежурного врача, Кондауров Василий Михайлович отдал распоряжения, предупредил, что будет дома, и мы вышли.

В послеобеденный час в больничном коридоре было оживленно. Возле окна стоял парень с забинтованной головой. Медленно брела женщина с рукой на перевязи. Высокий мужчина, поджав упрятанную в гипс ногу, стучал костылями. Всех их видел сегодня главный хирург, но каждому вновь сказал ободряющее слово.

В ответ больные благодарили его за заботу о них. На улице с ним здоровались встречные прохожие.

— Вас тут все знают!

— Все не все, а многие,—ответил на мое восторженное замечание Кондауров. — Кто сам побывал в больнице, у кого — родственники. В год мы делаем почти три тысячи операций, я здесь работаю двадцать лет…

Дома Василий Михайлович никого не застал: жена—Галина Ивановна, инспектор гороно,—в это время работала, Лариса—студентка Ростовского мединститута—сдавала экзамены, а сын Михаил катался на велосипеде, полученном в подарок за успешное окончание восьмого класса.

— Придется самим хозяйничать,— Кондауров Василий Михайлович открыл шкаф и достал большую пачку писем со штампами Москвы, Магадана, Ленинграда, Хабаровска, Тбилиси, Киева, Ташкента…

Командир первого стрелкового батальона, в котором служил рядовой Кондауров, писал: «…Смотрел кинокартину, видел и Вас. Узнать, конечно, трудновато — столько лет прошло. Но помню Вас отлично. Боевым солдатом были…»

В сорок седьмом году вернулся Василий Кондауров в родительский дом коммунистом, полным кавалером орденов Славы, лейтенантом запаса. Не стал праздно тратить время — руки стосковались по крестьянскому труду. Работал в колхозе бригадиром полеводческой бригады. Провел сев, уборку и подался в Ростовский медицинский институт. Закончив его, учился в ординатуре у профессора Ивахненко. Потом получил назначение в Азов…

Нашу беседу нарушил телефонный звонок. Василия Михайловича срочно вызывали в больницу. В глазах его засияли искорки вдохновения. Он очень любит свою беспокойную, но благодарную работу. Ведь его призвание — даровать людям здоровье, а значит — радость и счастье жизни, которую он отстаивал в жестоких боях с врагами Родины.

М. Камышев

8 ноября 1943 года был учрежден орден Славы I, II, III степени для награждения рядового и сержантского состава Советской Армии, а в авиации—и младших лейтенантов, проявивших в боях за Родину героизм, мужество и отвагу.

Название солдатского ордена символично. Слава — означает почетную известность, свидетельство всеобщего признания заслуг и воинской доблести защитников Отчизны. Они изумляли мир бесстрашием, мужеством, стойкостью, массовым героизмом и во много раз приумножили ратную славу дедов и отцов. И это закономерно. Советские воины, воспитанные Коммунистической партией, совершали подвиги с глубоким сознанием того, что они защищают свою социалистическую Родину, родную Советскую власть, обеспечившую им счастливую, свободную жизнь. Понимание личной ответственности за защиту Союза Советских Социалистических Республик, твердая вера в правоту дела, ради которого они шли в кромешный бой, — все это удесятеряло их силы, вдохновляло на самоотверженное выполнение воинского долга.

Внешний вид ордена—строгий, величественный—как бы олицетворяет воинскую доблесть. В центре пятиконечной звезды изображен древний Кремль со Спасской башней. На орденской ленточке чередуются черные и оранжевые полоски — суровые и благородные цвета, символизирующие огонь и дым жарких сражений. Знак ордена Славы I степени изготовлен из золота, II степени—из серебра (круг с изображением Кремля со Спасской башней позолочен), а знак III степени — серебряный.

Орден Славы—награда почетная и только боевая. Она венчает мужественные и геройские подвиги, которые советский воин совершал в бою с врагами Родины. В отличие от других наград статут этого ордена совершенно четко определяет боевые заслуги, дающие право на звание кавалера ордена Славы. Вот что говорится в статуте: «Орденом Славы награждаются за то, что:

— ворвавшись первым в расположение противника, личной храбростью содействовал успеху общего дела;
— находясь в загоревшемся танке, продолжал выполнять боевую задачу;
— в минуту опасности спас знамя своей части от захвата противником;
— из личного оружия меткой стрельбой уничтожил от 10 до 50 солдат и офицеров противника;
— в бою огнем противотанкового ружья вывел из строя не менее двух танков противника;
— уничтожил ручными гранатами на поле боя или в тылу противника от одного до трех танков;
— уничтожил огнем артиллерии или пулемета не менее трех самолетов противника;
— презирая опасность, первым ворвался в дзот (дот, окоп или блиндаж) противника, решительными действиями уничтожил его гарнизон:
— в результате личной разведки установил слабые места обороны противника и вывел наши войска в тыл противника;
— лично захватил в плен вражеского офицера;
— ночью снял сторожевой пост (дозор, секрет) противника или захватил его;
— лично, с находчивостью и смелостью пробравшись к позиции противника, уничтожил его пулемет или миномет;
— будучи в ночной вылазке, уничтожил склад противника с военным имуществом:
— рискуя жизнью, спас в бою командира от угрожавшей ему непосредственной опасности;
— пренебрегая личной опасностью, в бою захватил неприятельское знамя;
— будучи ранен, после перевязки снова вернулся в строй;
— из личного оружия сбил самолет противника;
— уничтожил огнем артиллерии или миномета огневые средства противника, обеспечил успешные действия своего под-разделения;
— под огнем противника проделал для наступающего подразделения проход в проволочных заграждениях противника;
— рискуя жизнью, под огнем противника, оказывал помощь раненым в течение ряда боев;
— находясь в подбитом танке, продолжал из оружия танка выполнять боевую задачу;
— стремительно врезавшись на своем танке в колонну противника, смял ее и продолжал выполнять боевое задание;
— своим танком смял одно или несколько орудий противника и уничтожил не менее двух пулеметных гнезд;
— находясь в разведке, добыл ценные сведения о противнике;
— летчик-истребитель уничтожил в воздушном бою от двух

до четырех самолетов-истребителей противника или от трех до шести самолетов-бомбардировщиков;
— летчик-штурмовик в результате штурмового налета уничтожил от двух до пяти танков противника или от трех до шести паровозов, или взорвал эшелон на железнодорожной станции или перегоне, или уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолетов;
— летчик-штурмовик в результате смелых индивидуальных действий уничтожил в воздушном бою один или два самолета противника;
— экипаж дневного бомбардировщика уничтожил железно-дорожный эшелон, взорвал мост, склад боеприпасов, горю-чего, уничтожил штаб какого-либо соединения противника, разрушил железнодорожную станцию или перегон, взорвал электростанцию, подорвал плотину, уничтожил военное судно, транспорт, катер, уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолетов;
— экипаж легкого ночного бомбардировщика взорвал склад боеприпасов, горючего, уничтожил штаб противника, взорвал железнодорожный эшелон, подорвал мост;
— экипаж дальнего ночного бомбардировщика разрушил железнодорожную станцию, взорвал склад боеприпасов, горючего, разрушил портовое сооружение, уничтожил морской транспорт или железнодорожный эшелон, разрушил или сжег важный завод или фабрику;
— экипаж дневного бомбардировщика за смелое действие в воздушном бою, в результате чего было сбито от одного до двух самолетов;
— экипаж разведчика за успешно выполненную разведку, в результате которой получены ценные данные о противнике».

Высшей степенью ордена Славы является первая степень, а награждение производится последовательно: орденами третьей, второй и первой степени. Это значит, что орденом второй степени мог быть отмечен только кавалер ордена третьей степени, вторично совершивший один из подвигов, предусмотренных статутом. Заслужить орден первой степени, стать полным кавалером орденов Славы мог только тот, кто уже награжден орденами третьей и второй степени и в третий раз совершил подвиг, дающий право на получение высокой награды.