Ростовская областная
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Дела врачей: 1953 - 2019г

24.07.2019

Гематолога Елену Мисюрину вдруг обвинили (и даже признали виновной) в летальном исходе, случившемся совсем в другой больнице двумя годами ранее без всякого ее участия. Педиатр Тамара Пермякова оказалась - тоже мистическим образом - причастна к смерти девочки, которую уморила голодом собственная мать.

И тому подобное...

Вот последнее “дело врачей - убийц”. Излагаю медицинские обстоятельства, чтобы читатели могли судить, насколько обоснованы правовые, и есть ли они вообще.

В Калининграде у гражданки Узбекистана закончилась на 23-й неделе (менее 6 месяцев) ее третья беременность. Первые две - выкидыши.  Женщина жила без прописки, “в консультацию не обращалась… Как протекала беременность, где она наблюдалась, не известно. Общение было затруднительным, т.к. она плохо говорит по-русски. Госпитализирована по скорой. Безводный период около двух суток”.

Попытки оживить младенца оказались ожидаемо неудачными.

Теперь сцена “те же и Следственный комитет”. Сперва главврача роддома Елену Белую привлекли по ст. 286 УК (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия) за то, что при реанимации не использовали дефицитный препарат  куросурф. За полгода следственных действий стало ясно: использовали именно куросурф. Обвинение развалилось. Что делать? Неужели извиняться? Нет, переписали на умышленное убийство (ч. 2 ст. 105), якобы совершенное реаниматологом Элиной Сушкевич по указанию той же Елены Белой с помощью наистрашнейшего яда - магнезии (сульфат магния), которую в таких случаях как раз и положено применять, только не “по предварительному сговору”, а по правилам реанимации.

Английские шерлоки с “новичком” отдыхают.

До недавнего времени действовал своего рода общественный договор. Родился жизнеспособным - значит, человек. За посягательство на его жизнь и здоровье положена уголовная ответственность. Но по мере развития медицинских технологий начинается соревнование по выхаживанию сперва просто недоношенных детей (что разумно и гуманно), а потом и таких заведомо нежизнеспособных, к которым само слово “младенец” вряд ли применимо. Между тем, преждевременные роды и выкидыши - механизм устранения вредных мутаций и пороков развития. Выключая его, мы занимаемся той самой евгеникой, которая давно проклята со всех трибун. Только это евгеника наоборот - искусственное выведение не лучшего, а худшего. По-гречески: какогеника. 

В порыве очередной евроинтеграции Россия радостно вписалась в ее стандарты: хоть 22 недели, “хоть 500 граммов, все равно считается живорожденным”.

Как отмечает академик А.К. Айламазян, в таких случаях “90% погибают, а из оставшихся десяти 90% становятся инвалидами… Мы боремся со смертностью, но получаем колоссальное количество инвалидов. Надо же думать о здоровой популяции”.

Скоро от медиков потребуют “реанимации” 2-недельного эмбриона. А кто не справится, тех объявят убийцами. Это не черный юмор. В США поставили рекорд: врачей через суд вынуждали два с половиной года поддерживали “жизнь” в объекте с анэнцефалией (отсутствием головного мозга).

В общем, как в триллере С. Лема “Насморк”, не связанные между собою обстоятельства случайно сплелись в петлю. Новейшие западные тренды-бренды с не лучшими традициями отечественных органов правопорядка.

Некоторые тт. до сих пор уповают в борьбе с врагами на “твердую руку” сталинского образца. Только враги на прежних местах, включая откровенных предателей, выдававших людей в СБУ. А под судом заведомо невиновные (за отсутствием события преступления) люди в белых халатах. Заодно в Калининграде задержаны и оштрафованы руководители профсоюза, офтальмолог Анастасия Васильева и терапевт Владимир Сотников, посмевшие выразить солидарность с коллегами.

На кого же еще свалить  “вину за ухудшение качества и доступности медицинской помощи, наступившее в ходе так называемой “оптимизации”?

Вот и приходится искать крайнего.