Ростовская областная
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Информируем вас о ходе переговоров со СК РФ

25.12.2018

Уважаемые друзья!
Информируем вас о ходе переговоров со СК РФ

На прошлой неделе состоялась рабочая встреча Председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Бастрыкина с Президентом Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата» Леонидом Рошалем. В ходе встречи они обсудили вопросы совершенствования уголовно-процессуального законодательства, а также актуальность создания в Следственном комитете специализированных подразделений, к компетенции которых относится расследование происшествий в медицинской сфере.

Президент Союза медицинского сообщества «Национальная Медицинская Палата» Леонид Рошаль выразил общее беспокойство медицинского сообщества последним приказом СК России о создании специальных подразделений в следственных органах, которые будут заниматься «ятрогенными» преступлениями медицинских работников. В ходе встречи он озвучил следующую позицию:

«Преобладающим мнением врачей является опасение, что данная мера может привести к увеличению медицинских дел и ужесточению наказаний. Мы понимаем, что это вопрос ведомственный, но очень жаль, что он не проговаривался с Нацмедпалатой при наличии совместной временной межведомственной рабочей группы СК России и Союза «НМП».

Удивляет и тот факт, что, несмотря на достигнутое ранее согласие в рабочей группе СК России и НМП об ошибочном применении по отношению к деяниям, связанным с оказанием медицинской помощи, медицинского термина «ятрогения», этот термин появился в тексте приказа в наименовании специальных подразделений для расследования преступлений в сфере медицины.

Серьёзные опасения врачебного сообщества существуют и они налицо. Медики в принципе не понимают, почему ни по одной профессии нет специальной статьи в уголовном кодексе, а теперь не только предлагается специальная статья для медицинских работников, но и в следственных органах формируются отдельные структуры по врачебным делам.

Мы убеждены, что и в дальнейшем будет увеличиваться число жалоб у нас в стране на врачей, т.к. не решён вопрос страхования врачей, как во всем мире, и подача жалоб во многом связана с возможными денежными компенсациями. Это ещё одна возможность получить деньги, чему способствуют и некоторые недобросовестные юристы, находя для себя возможную выгоду. Объективно качество диагностики и лечения у нас в стране улучшается. Верно ли в такой ситуации решать вопрос сокращения жалоб пациентов введением специальных санкций для медиков и созданием отдельных подразделений в следственных органах?

НМП твёрдо стоит на позиции в том, что за неумышленные любые осложнения, возникшие в течение болезни, врач не должен быть направлен в тюрьму.

Это касается и предлагаемой СК России новой редакции статьи 124.1 УК РФ. То же касается и введения в проект статьи термина «плод», подробно обсужденного на встрече рабочей группы СК России и НМП при участии ведущих неонатологов и акушеров-гинекологов РФ.

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин прокомментировал предмет встречи так:

«Создание специальных подразделений в следственных органах, которые будут заниматься происшествиями в медицинской сфере, не направлено на ужесточение репрессий в отношении самих медицинских работников. За долгие годы практической работы мы убедились, что специализация следователей способствует повышению эффективности их работы по тем или иным направлениям.

Именно благодаря созданию специализированных отделов мы стали эффективнее расследовать преступления, совершенные сотрудниками правоохранительных органов. В структуре Следственного комитета есть также отдельные подразделения, которые расследуют уголовные дела в отношении военнослужащих. Такой опыт позволяет обеспечить объективное расследование: исключить ошибки следствия, не допускать волокиты, защитить права потерпевших. С другой стороны, надёжно обеспечивается и защита от необоснованного уголовного преследования представителей этих ведомств. На стадии проведения в отношении них процессуальных проверок также требуются глубокие познания и опыт, чтобы принять объективное процессуальное решение, особенно если речь идет об отказе в возбуждении уголовного дела, когда по результатам проверочных мероприятий подтверждается непричастность того или иного лица.

Есть специфика расследования и других категорий преступлений, в том числе налоговых, коррупционных, экономических, в отношении несовершеннолетних, прошлых лет, где от следователя требуется наличие дополнительных знаний помимо уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Происшествия в медицинской сфере также являются крайне сложными, поэтому для их расследования решено применить такой же подход, создав специализированные отделы в центральном аппарате. Надо отметить, что в большинстве случаев причины той или иной трагедии связаны с проблемами системного характера в сфере здравоохранения.

В целом таких происшествий немного, и в большинстве из них следователями по итогам процессуальных проверок выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Например, в январе-сентябре 2018 года в следственные органы поступило 4868 сообщений о преступлениях, по результатам их рассмотрения возбуждено 1557 уголовных дел, а направлено в суд всего 176 уголовных дел.

Задача следствия в этих случаях состоит прежде всего в том, чтобы тщательно разобраться в обстоятельствах случившегося, а не привлечь к ответственности врача. В отдельных случаях для установления таких причин и принятия окончательного решения требуется проведение следственных и процессуальных действий, в том числе экспертиз. Полноценное, всестороннее расследование возможно только в рамках возбужденного уголовного дела. Учитывая сложность предмета, следствие иногда тратит годы для выяснения обстоятельств случившегося. И как раз в этом главная причина жалоб людей, в том числе тех, кто приходит на личные приемы. Им трудно понять, почему столь долгое время требуется следствию для выяснения причин их беды. Поэтому наша задача – повысить качество следственной работы: исключить ошибки при принятии процессуальных решений, не допускать волокиту, выработать методики для расследования таких происшествий, чтобы в разных регионах был единообразный подход.

Подчеркну, что создание подразделений не направлено на усиление ответственности медиков, а, наоборот, нацелено на объективную профессиональную оценку конкретного случая для исключения необоснованного обвинения. Поэтому такое решение поможет улучшить эффективность работы следственных подразделений, и самое главное – не допускать необоснованного нарушения прав как пациентов, так и врачей.

Надеюсь, что мы придем к согласию с Национальной медицинской палатой и по вопросам использования термина «ятрогения», и по редакции предлагаемой статьи 124.1 УК РФ, для того, чтобы исключить возможность квалифицировать врачебные дела по статье 238 УК РФ».